Новости

«Жемчуг» и «Изумруд» в Цусиме. Действия крейсеров в дневном бою 14 мая

 
Рассматривая действия бронепалубных крейсеров «Жемчуг» и «Изумруд» в первый день Цусимского сражения, можно выделить три основных этапа: от рассвета и до начала боя главных сил в 13.49 по русскому времени; с 13.49 и до 16.00 ориентировочно, когда крейсера пытались решать задачи, поставленные им перед боем З.П. Рожественским, а также с 16.00 и до окончания дневного боя. В последнем промежутке времени «Изумруд» все еще пытался исполнять свою роль «репетичного и спасательного» корабля при главных силах, а «Жемчуг» присоединился к крейсерам контр-адмирала О.А. Энквиста.

«Жемчуг» и «Изумруд» в Цусиме. Действия крейсеров в дневном бою 14 мая

До начала сражения

События до 13.49 дня были подробно описаны ранее, напомню только, что и «Жемчуг», и «Изумруд» находились при главных силах и не удалялись от эскадры для разведки. Тому было три основных причины:

1. Разведка имеет смысл лишь тогда, когда она позволяет обнаружить вражеский флот и вести за ним наблюдение до встречи главных сил. Крейсера 2-ой и 3-ей Тихоокеанской эскадр были слишком малочисленны и слабы для разведывательных операций и не могли решить этой задачи;

2. Невзирая на резоны по п.1., попытка разведки могла быть произведена, но с учетом того, что в направлении, откуда ожидался подход главных сил японцев (север), находились сильные крейсерские отряды японцев, она привела бы к бою крейсеров в неравных для нас условиях. В этом случае русский крейсерский отряд растратил бы свою боеспособность еще до начала сражения, в котором ему предстояло охранять транспорты, и, по всей видимости, уже не смог бы их защитить;

3. Ключевой же причиной отказа от крейсерской разведки, по мнению автора, являлся план на бой З.П. Рожественского, который подразумевал перестроение в боевой порядок ввиду главных сил неприятеля. Для успеха этого плана не было необходимости ни вести разведки самим, ни препятствовать разведывательным кораблям неприятеля, так как японский командующий должен был знать, что русские идут в походном порядке и строить план атаки главных сил русской эскадры на этом основании.

Действия «Жемчуга» до 16.00

В начале сражения русская эскадра вела бой левым бортом, «Жемчуг» и «Изумруд» находились с правого, исполняя обязанности репетичных судов, а кроме того, они должны были прикрывать главные силы от минных атак и давать помощь выбитым из строя кораблям. Как было описано в предыдущей статье, «Жемчуг» именно этим и занимался, но, ошибочно предположив, что японцы переходят на правую сторону эскадры, прорезал ее строй, чтобы оказаться на левом фланге и угодил тем самым прямо между сражающихся колонн. Тогда он как бы «спустился вниз», к концевым кораблям русской эскадры, и снова перешел на правую ее сторону. Однако, не желая мешать залпу броненосца береговой обороны, «Генерал-адмирал Апраксин» сбавил ход, отчего вспомогательный крейсер «Урал», к тому моменту почти утративший управляемость, совершил навал на «Жемчуг», причем на самом «Урале» полагали, что «задавили» «Изумруд». После этого «Жемчуг» попытался выдвинуться вперед, но увидел поврежденный броненосец, и приблизился к нему, полагая, что это флагманский «Князь Суворов», хотя на самом деле это был «Александр III». В это время мимо «Жемчуга» прошли русские миноносцы, на одном из которых был замечен флаг-офицер З.П. Рожественского Клапье-де-Колонг, отсюда возникло предположение, что и весь штаб, и адмирал также на миноносце. К «Александру III» подходили японские броненосцы, и командир «Жемчуга» П.П. Левицкий, не имея шансов оказать броненосцу поддержку (единственный минный аппарат, который крейсер мог применить в условиях волнения был поврежден в ходе столкновения с «Уралом»), конечно же, отступил. «Жемчуг» пошел за миноносцами, полагая что адмирал пожелает перейти на крейсер вне зоны огня, но этого не произошло, и в дальнейшем, около 16.00 «Жемчуг» примкнул к крейсерскому отряду контр-адмирала О.А. Энквиста, приняв участие в защите транспортов от атаки японских крейсеров. Чем же занимался в это время «Изумруд»?

Действия «Изумруда» с 13.49 и до 16.00

Этот крейсер, находящийся под командованием барона Василия Николаевича Ферзена, по приказу З.П. Рожественского выполнял те же функции, что и «Жемчуг», но при 2-ом броненосном отряде, возглавляемом «Ослябей», в то время как «Жемчуг» — при 1-ом, состоявшем из броненосцев типа «Бородино». С началом боя главных сил «Изумруд» оттянулся на траверз «Осляби», и некоторое время ничего интересного с ним не происходило.

Первые активные действия крейсер совершил вскоре после того, как «Ослябя» окончательно утратил боеспособность. Как известно, последний в 14.45 вышел из строя с сильным дифферентом на нос и креном на левый борт, развернулся на контркурс к эскадре (то есть на 180 град) и застопорил машины. Тем не менее, командир «Изумруда» не считал еще, что флагману 2-ого броненосного отряда нужна его помощь. Но крен «Осляби» быстро нарастал, пока главные силы русской эскадры проходили мимо подбитого броненосца, и, когда «Ослябя» оказался напротив концевых 3-го броненосного отряда, он неожиданно быстро перевернулся.

Согласно рапорта В.Н. Ферзена, он направил «Изумруд» к гибнущему броненосцу, увидев, что «Ослябя» терпит бедствие: возможно, речь идет о моменте, когда последний начал переворачиваться. Помимо «Изумруда» к месту трагедии пошли также 4 миноносца, в том числе «Буйный» и «Бравый». Они-то и успели первыми и уже вовсю спасали людей, когда подошел «Изумруд»: с последнего сбросили койки, буйки и один вельбот без гребцов, сам крейсер при этом остановился.

Что произошло дальше – не вполне понятно. Так, например, В.В. Хромов указывает, что «Изумруд» осуществлял спасение людей, пока не увидел приближающиеся к нему корабли 3-го броненосного отряда и тогда вынужден был отойти, чтобы не мешать броненосцам. Однако автору настоящей статьи неясно, как такое могло быть: подобная трактовка не слишком совпадает с возможным маневрированием отрядов в бою. Вероятнее всего, уважаемый В.В. Хромов ориентировался на рапорт В.Н. Ферзена, но нужно признать, что в этой части он весьма подозрителен. Вот как видел этот момент сражения командир крейсера «Изумруд»:

«Через несколько моментов после остановки у места гибели «Ослябя», заметил, что мешаю маневру броненосцев, шедших на меня; когда и как они повернули — не знаю. Видел броненосцы 3-го отряда головными, а за ними 3 броненосца 2-го отряда; первый же броненосный отряд, находясь в стороне, защищал «Суворова», у которого были сбиты мачты, труби и все верхние надстройки и на котором был сильный пожар».

Скорее всего, описываемые события произошли ближе к 16.00, когда эскадру вел «Бородино»: к этому времени строй русских кораблей действительно изрядно перемешался. Первыми шли «Бородино», за ним – «Орел», а затем – «Сисой Великий», но последний, получив повреждения, вышел из строя, так что его место занял «Император Николай I». За ним следовали все три броненосца береговой обороны, а уж потом, им в кильватер, «Наварин», «Адмирал Нахимов» и вернувшийся в строй «Александр III». Вероятно, именно эти корабли В.Н. Ферзен принял за броненосцы 2-го отряда – и был, в общем, недалек от истины.

«Жемчуг» и «Изумруд» после 16.00

И вот, около четырех часов пополудни, получилось так, что от «опекаемых» «Жемчугом» и «Изумрудом» броненосных отрядов осталось всего по два корабля, причем и в том, и в другом отряде флагманы вышли из строя. Что же произошло дальше? К сожалению, источники не дают однозначного ответа на этот вопрос. Так, А.А. Аллилуев и М.А. Богданов утверждают, что приблизительно в 16.00 «Жемчуг» и «Изумруд» присоединились к защищавшему транспорты крейсерскому отряду, в то время как другие (В.В. Хромов, например) указывают, что к кораблям О.А. Энквиста присоединился только «Жемчуг».

Для того, чтобы понять, как обстояли дела в действительности, коротко рассмотрим, чем занимался в этот момент крейсерский отряд русской эскадры. Их маневры и бой – тема для большой отдельной работы, поэтому есть смысл ограничиться только самым общим описанием крейсерского боя.

Началось все с «Идзуми», который сделал попытку приблизиться к транспортам и обстрелять их со стороны «Владимира Мономаха», когда последний вступил в бой. Контр-адмирал О.А. Энквист, по всей видимости, думал уничтожить японский крейсер, так как пошел на «Олеге» вместе с «Авророй» и «Дмитрием Донским» на помощь – «Идзуми» бежал. Однако затем появились 3-ий и 4-ый боевые отряды японцев: «Касаги», «Читосе», «Отова» и «Нийтака» под командованием вице-адмирала Дева и «Нанива», «Такачихо», «Акаси» и «Цусима» под флагом вице-адмирала Уриу. В 14.30 начался бой, причем по числу вымпелов японцы превосходили русский отряд вдвое. В 15.10 О.А. Энквист повернул на 16 румбов (180 град.) с тем, чтобы разойтись с японцами контркурсом, пройдя между ними и транспортами (вероятно, к тому моменту русские крейсера сильно отдалились от последних), однако японцы повторили маневр русского контр-адмирала. А спустя всего 10 минут, в 15.20 подошли еще три японских крейсера: «Сума», «Чиода» и «Акицусима», сделав соотношение сторон и вовсе невыгодным для русских кораблей.

«Жемчуг» и «Изумруд» в Цусиме. Действия крейсеров в дневном бою 14 мая

Флагманский крейсер О.А. Энквиста «Олег» перед уходом на Дальний Восток

Тем не менее, огонь японцев был не слишком точен, что отмечал в своем рапорте О.А. Энквист, и наши крейсера могли держаться. Более того – когда в 15.35 на «Олеге» обнаружили бедственное положение «Князя Суворова», контр-адмирал повел свой крейсер и «Аврору» на выручку, оставив прикрывать транспорты только «Владимира Мономаха» и «Дмитрия Донского» — но увидев, что русские броненосцы двигаются в направлении «Суворова», вернулся к транспортам, с тем чтобы продолжить неравный бой. Со слов самого О.А. Энквиста выглядело это так:

«Около 4 часов «Олег» и «Аврора», видя приближение эскадры на помощь Суворову и заметя опасное положение транспортов, находившихся со стороны неприятельских бронепалубных крейсеров, с присоединившимся по сигналу с «Олега», «Владимиром Мономахом» и «Дмитрием Донским», пошли на сближение с неприятелем; повернув вправо, к крейсерскому отряду также присоединились «Жемчуг» и «Изумруд», присутствие которых у броненосцев не могло принести никакой пользы».

Командир «Жемчуга» описал этот момент сражения схожим образом, но все же чуть-чуть по-другому. П.П. Левицкий видел ситуацию так, что «Олег», «Аврора», «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах», двигаясь кильватерной колонной, ведут бой с 10 неприятельскими легкими крейсерами (термин П.П. Левицкого – именно так было написано в его рапорте, и это правильная цифра, так как «Такачихо», в результате попадания русского снаряда, повредившего руль, был вынужден на некоторое время выйти из боя) на дистанции порядка 20-25 кабельтов. По всей видимости, П.П. Левицкий, так же, как и О.А. Энквист, счел что его дальнейшее пребывание у броненосцев главных сил ничему не поможет, и предпочел поддержать крейсера. Сам он так описал свое решение:

«Видя, что неприятельские крейсера теснят наших, я вступил в кильватер «Владимиру Мономаху», чтобы принять участие в бою, оказать помощь нашим крейсерам и дать возможность команде пострелять в видимого противника».

Таким образом «Жемчуг» действительно присоединился к кораблям О.А. Энквиста, но вот насчет «Изумруда» есть некоторые сомнения. Безусловно, в своем рапорте контр-адмирал прямо указал, что крейсер В.Н. Ферзена присоединился к его кораблям, но фразу П.П. Левицкого: «к крейсерам присоединился также и «Изумруд»: «Алмаз» и «Светлана» также приняли участие в этом бою» можно понимать и так, что присоединение «Изумруда» заключалось в том, что он вступил в бой с тем же неприятелем, что и крейсера О.А. Энквиста. Самое же главное заключается в том, что командир «Изумруда» В.Н. Ферзен в своем рапорте ни слова не сказал о том, что присоединил к крейсерам свой корабль. Собственно говоря, его описание событий, происшедших в районе 16.00 таково:

«На время строи крейсеров и броненосцев 3-го и 2-го отрядов слились; я пристроился снаружи круга этого строя протии интервала между «Нахимовым» (спереди) и «Олегом» и поддерживал огонь по неприятельским крейсерам. Впереди меня против следующего интервала, также снаружи, шел «Алмаз» в это время часть эскадры, к которой я примкнул, обстреливалась неприятельскими главными силами справа, а крейсерами—слева. Было очень трудно следить за ходом боя, так как приходилось все свое внимание обращать на управление крейсером, дабы не столкнуться с которым нибудь из транспортов, потерявших всякий строй, и миноносцев, то и дело прорезывавших строй: приходилось неоднократно с полного переднего хода, давать полный задний или стопорить машины, благодаря чему приходилось травить пар в холодильники, чем последние были подорваны и впоследствии дали течь».

Иными словами, складывается впечатление, что ближе к 16.00, когда русские броненосцы в результате ряда маневров как бы вернулись к оставленным ими ранее транспортам, получилось так, что последние, следуя весьма хаотически, оказались между русскими броненосцами и крейсерами, и в эту кучу-малу и угодил «Изумруд». Он ни к кому не присоединялся, но «все время поддерживал огонь по неприятельским судам, приходившим в угол обстрела» (со слов В.Н. Ферзена). По всей видимости, лучше всего с «Изумруда» видны были бронепалубные крейсера японцев, что и создало иллюзию присоединения этого крейсера к кораблям О.А. Энквиста.

«Жемчуг» и «Изумруд» в Цусиме. Действия крейсеров в дневном бою 14 мая

«Изумруд» в походе к Цусиме. На переднем плане — миноносец «Грозный»

Во всяком случае следует отметить, что после 16.00 и, примерно, до 17.15, когда бой, по выражению составителей официальной истории Цусимского боя «несколько стих», «Жемчугу» и «Изумруду» пришлось участвовать в ожесточенном сражении. Казалось бы, с 16.10 и до 17.15 положение «Олега», «Авроры», «Владимира Мономаха» и «Дмитрия Донского» несколько улучшилось, потому что их поддержали также «Жемчуг», «Изумруд» и «Светлана» с «Алмазом», так что соотношение между бронепалубными крейсерами стало уже 10: 8 в пользу японцев, если, конечно, считать «Алмаз» с его аж 4*75-мм пушками за настоящий крейсер. Но на самом деле никакого улучшения не произошло, так как корабли контр-адмирала О.А. Энквиста попали под перекрестный огонь. Согласно рапорту контр-адмирала: «Далее, чтобы лечь параллельно японским крейсерам, наши крейсера начали склоняться влево. При этих поворотах крейсерский отряд находился под перекрестным огнем с одной стороны бронепалубных крейсеров, с другой – «Ниссина» и «Касуги». Причем О.А. Эссен отмечал, что именно в это время его головные «Олег» и «Аврора» получили наиболее чувствительные повреждения. Что, впрочем, совершенно неудивительно: японцы старались лучших своих наводчиков переводить на броненосцы и броненосные крейсера, так что они стреляли значительно лучше бронепалубных крейсеров.

Впрочем, и японские, и русские бронепалубные крейсера получили поддержку – на помощь японцам прибыл адмирал Катаока с «Чин-Иен» и тремя «Мацусимами», а кроме того, русскую эскадру догнали броненосные крейсера Х. Камимуры. Но и корабли О.А. Энквиста получили поддержку от своих броненосцев, не связанных боем с 1-ым боевым отрядом Х. Того. Надо сказать, что в этом эпизоде японским «бронепалубникам» досталось сильнее всего: строй вынуждены были покинуть «Касаги» и «Нанива», причем дела на «Касаги» были столь серьезны, что «Читосе» пришлось сопровождать его в залив Абурадани. «Нанива» же сумел быстро починиться, и вскоре вернулся к своему отряду.

В этом эпизоде сражения активное участие «Жемчуга», и, скорее всего, «Изумруда», закончилось еще до 17.00, так как японские крейсера, получив повреждения, отступили и вышли за пределы эффективного огня 120-мм орудий крейсеров. Что же до взаимного положения крейсерского и броненосных отрядов, то крейсера вместе с «Жемчугом» несколько отстали от броненосцев, и затем вынуждены были догонять. Около 17.30 кильватерная колонна крейсеров догнала основные силы и расположилась в 12-15 (по различным данным) кабельтовых от них, при этом «Олег» шел на траверзе «Императора Николая I». Так вот, не подлежит сомнению, что «Жемчуг» все время боя находился вместе с крейсерами, следуя за «Владимиром Мономахом» все это время. А вот что делал в это время «Изумруд» — неясно, но, судя по описанию В.Н. Ферзена в колонну крейсеров он не вступал, и ближе к 17.30 его крейсер находился на траверзе «Императора Николая I», то есть оказался между этим броненосцем и флагманским крейсером О.А. Энквиста «Олег».

К этому времени бронепалубные крейсера японцев вернулись и крейсерский бой возобновился, причем и «Жемчуг», и «Изумруд» приняли в нем самое деятельное участие. При этом «Жемчуг» держался крейсеров О.А. Энквиста, хотя, возможно, и не шел за ними в кильватерном строю, а «Изумруд» вел бой правым бортом, находясь при броненосцах. Бой крейсеров, впрочем, не затянулся, продолжаясь максимум до 18.00 или даже менее.

На этом дневной бой для «Жемчуга» закончился, а вот команде «Изумруда» еще предстояли острые ощущения. В 18.30 на нем наблюдали, как на «Александре III» показалось пламя между дымовыми трубами, и он вышел из строя: быстро накренился и перевернулся.

«Жемчуг» и «Изумруд» в Цусиме. Действия крейсеров в дневном бою 14 мая

«Император Александр III» в составе 2-ой Тихоокеанской эскадры

«Изумруд» немедленно пошел к месту катастрофы. Приблизившись к перевернувшемуся кораблю (киль «Александра III» находился над водой) «Изумруд» остановился, и начал сбрасывать койки, круги и прочую снасть, за которую могли бы держаться утопающие, а кроме того, стал спускать на воду гребной катер, так как все вельботы к тому времени либо повреждены, либо наполнены водой в преддверии боя и не могли быть использованы. Но в это время к месту гибели «Александра III» подходил 2-ой боевой отряд: 6 броненосных крейсеров Х. Камимуры, включая вернувшийся в строй «Асама». Разумеется, японские корабли немедленно открыли огонь по стоящему на месте крейсеру, а русская эскадра не могла прикрыть «Изумруд», так как концевые ее корабли находились уже в 2 милях от него, и расстояние до неприятеля превышало 40 кабельтов. К чести В.Н. Ферзена, «Изумруд» оставался на месте, пока расстояние до ближайшего японского крейсера не уменьшилось до 23 кабельтов, и лишь тогда приказал дать полный ход. Поскольку это, разумеется, нельзя было сделать единомоментно, «Изумруд» сближался с японскими кораблями до 20 кабельтов до того, как смог разорвать дистанцию и отступить к главным силам русской эскадры.

На этом участие «Жемчуга» и «Изумруда» в дневном бою 14 мая можно считать законченным. Что можно сказать о действиях этих крейсеров?

Некоторые выводы

К сожалению, участие в Цусимском сражении русских бронепалубных крейсеров 2-го ранга в Цусиме в наиболее доступных источниках (В.В. Хромов, А.А. Аллилуев, М.А. Богданов) описывается чрезвычайно скупо. По ним складывается впечатление, что русские крейсера и не воевали толком, а лишь присутствовали при разгроме русской эскадры, а между тем, это совершенно не так. Период пассивного ожидания, когда «Жемчуг» и «Изумруд» не пытались ввязываться в бой, выполняя роль «репетичных и противоминных судов», назначенную им З.П. Рожественским, продолжался с 13.49 и до 16.00. Да и то оказался «разбавленным» лихим рейдом «Жемчуга» между кильватерными колоннами сражающихся эскадр, хотя бы и совершенным по ошибке. А затем, примерно с 16.00 и до 18.00 и «Жемчуг», и «Изумруд» вели интенсивный и жаркий бой с бронепалубными крейсерами японцев.

Действия «Новика» у Порт-Артура днем 27 января 1904 г., когда маленький крейсер «наскакивал» на японскую эскадру, сближаясь до 15-17 кабельтов, заслуженно удостоились самых восторженных отзывов. Но и «Жемчуг» с «Изумрудом» также нередко оказывались в непосредственной близости от тяжелых японских кораблей. «Жемчуг», перейдя на левую сторону эскадры, опасно сблизился с «Ниссином» и «Касугой», находясь от них на 25 кабельтовых или менее, а затем, приблизившись к «Александру III», был всего в 20 кабельтовых от японских броненосцев. Что же барона В.Н. Ферзена, то его попытка спасти экипаж «Александра III», ради которой он допустил сближение стоящего на месте (!) «Изумруда» с броненосными крейсерами японцев всего на 20 кабельтов, достойна наивысшей похвалы, хотя следует отметить также, что крейсер не был подбит лишь чудом.

Какие повреждения получили при этом русские крейсера? По данным А.А. Аллилуева и М.А. Богданова «Изумруд» в дневном бою получил попадания 3 снарядов, не доставивших ему особых повреждений. Но в рапортах командира и офицеров крейсера количество неприятельских попаданий не указывается, а цифры, приведенные указанными выше авторами, могут оказаться ошибочными. Дело в том, что А.А. Аллилуев и М.А. Богданов сообщают о 17 попаданиях в «Жемчуг», но это явная ошибка, потому что в рапорте О.А. Энквиста повреждения «Жемчуга» сообщены подробно, и их перечень насчитывает 17 пунктов:

1. Разбита средняя дымовая труба и ее кожух.
2. Пробита осколками разорвавшегося снаряда передняя дымовая труба.
3. Пробит в нескольких местах вентилятор.
4. Разбит входной командирский люк.
5. Пробит фальшборт у входного командирского люка.
6. Вогнуты и пробиты переборки бани.
7. Разбит командирский входной трап.
8. Пробита верхняя деревянная и железная палуба около 120-мм орудия №1.
9. Пробита верхняя и жилая палуба около входного командирского люка.
10. Вогнут правый планшир на юте.
11. Разбиты вельбот №1 и гребной катер №1.
12. Разбит планшир на мостике.
13. Разбита коечная сетка у 120-мм пушки №1.
14. Погнут правый винт.
15. Течет рулевой сальник.
16. Пробиты осколками две водяные цистерны.
17. Верхняя палуба попорчена во многих местах.

Очевидно, что некоторые из этих повреждений могут быть следствием одного и того же попадания, и наоборот – повреждение винта вообще не связано с вражеским огнем, а произошло из-за навала «Урала» на корму крейсера. Таким образом, данные о 17 попаданиях в «Жемчуг» следует считать очевидно ошибочными, и стоит ли тогда безоговорочно верить сведениям о 3 попаданиях в «Изумруд» из-под пера тех же авторов? Что же до потерь среди экипажа, то на «Жемчуге» всего погибло 12 человек, включая 2 офицеров. Непосредственно в бою пали барон Врангель, мичман Тавастшерна, кондуктор Конькова и 8 нижних чинов. Еще один матрос впоследствии скончался от ран. Раненых было 22 человека, в том числе кондуктор Шорохов и 7 нижних чинов тяжело, мичман Киселев, прапорщик Спадовски и 12 нижних чинов легко. На «Изумруде» убитых не было, а раненых насчитывалось 4 человека.

В части расхода боеприпасов, барон В.Н. Ферзен указывал, что «Изумруд» за время боя расстрелял около 200 снарядов калибром 120-мм, а 47-мм пушки не стреляли за дальностью расстояний. Что же до «Жемчуга», то его командир, П.П. Левицкий, затруднился указать расход снарядов, но можно предположить, что таковой был не менее, если не более чем у «Изумруда».

Принесли ли какой-то вред русские крейсера 2-го ранга японским кораблям? Ответить на этот вопрос крайне затруднительно: автор вынужден признаться, что недостаточно еще изучил историю Цусимского сражения, чтобы делать сколько-то обоснованные предположения на этот счет. Но «Ниссин» и «Касуга» получили по меньшей мере 5 попаданий снарядами неустановленного калибра, один из которых вполне мог «прилететь» с «Жемчуга», когда тот перешел на левую сторону эскадры, оказавшись тем самым между двух огней. Кроме того, русские снаряды попадали и в бронепалубные крейсера. Автору удалось найти сведения о двух попаданиях 120-мм снарядов, один из которых попал в «Акаси», а второй – в «Цусиму». Как ни странно, на обоих крейсерах пострадало помещение командира, причем на «Акаси» было убито 7 человек (один сразу, и еще шестеро умерли от ран) и двое ранено, а на «Цусиме» — только двое ранено. Но этот успех нельзя однозначно приписать артиллеристам «Жемчуга» или «Изумруда», поскольку 120-мм орудия устанавливались также и на броненосных крейсерах «Владимир Мономах» и «Дмитрий Донской», которые также сражались с японскими крейсерами в момент получения ими соответствующих попаданий. Возможны также попадания в какие-то другие японские корабли, поскольку во множестве случаев мы не знаем ни времени попадания, ни точного калибра попавшего снаряда.

На этом автор заканчивает описание дневного боя 14 мая 1905 г., и далее будет рассматривать далее события ночи на 15 мая и последующие события.

Продолжение следует…

Автор:
Андрей из Челябинска
Статьи из этой серии:
Драгоценности Российского императорского флота. «Жемчуг» и «Изумруд
Драгоценности Российского императорского флота. «Жемчуг» и «Изумруд». Особенности конструкции
Драгоценности Российского императорского флота. «Жемчуг» и «Изумруд». О качестве постройки
Драгоценности Российского императорского флота. «Жемчуг» и «Изумруд». Либава — Мадагаскар
Драгоценности Российского императорского флота. «Жемчуг» и «Изумруд». Мадагаскар — Цусима
Почему З.П. Рожественский не использовал крейсеры «Жемчуг» и «Изумруд» в Цусиме по назначению?
Цусимское сражение. Чего добивался З.П. Рожественский, разделив силы на две колонны?
О тактическом преимуществе скорости в морском сражении, или Два узла для «crossing T»
Цусима. Главные силы вступают в бой
Цусимское сражение. «Жемчуг» в бою

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

To Top